Финансы и Экономика

Анализ, прогноз.

 
 
Подписка РБА Журналы РБА
 

Сводка

Информеры - курсы валют


Правительство должно резко ограничить темпы наращивания бюджетных расходов

Сейчас важно понять, продолжается ли помесячный спад в экономике страны, или дно уже достигнуто и начался рост. Есть достаточно оснований предположить, что имеет место вторая тенденция, хотя в годовом выражении экономический рост все еще отрицателен – слишком сильным был спад в конце 2008 года и в январе 2009-го. Примечательно, что в последние месяцы мы наблюдаем стабилизацию денежных и валютных рынков – ситуация здесь сейчас гораздо спокойнее, чем несколько месяцев назад. Курс рубля к бивалютной корзине укрепился: если в начале февраля ее стоимость составляла почти 41 руб., то к середине апреля он колебался уже вокруг отметки 38,5 руб. Это, впрочем, имеет не только положительные, но и отрицательные стороны, так как вновь укрепившийся рубль снижает конкурентоспособность отечественных производителей.

Процентные ставки на денежных рынках упали в сравнении с уровнями, наблюдавшимися в начале года, так что реальная стоимость однодневных МБК стала отрицательной. Это хотя и свидетельствует о некотором снижении напряженности на денежном рынке, но также означает, что спрос на деньги со стороны реального сектора и экономическая активность восстановились не полностью. Кроме того, отрицательные реальные процентные ставки – эта та среда, которая способствует не самому эффективному вложению денежных средств. В нынешний период ставки МБК не полностью характеризуют ситуацию на денежном рынке, но тем не менее их снижение показательно – по крайней мере, для крупных банков деньги стали доступнее. Хотя в номинальном выражении ставки по-прежнему высоки, это выглядит естественным, когда инфляция выражается двузначными величинами.

То, что ставки овернайт упали приблизительно до 8% (притом, что накопленная за последние 12 месяцев инфляция остается в районе 13-14%), объясняется тем, что благодаря монетизации дефицита бюджета в систему начали поступать бюджетные средства, что способствует росту ликвидности. Эти средства вливаются бесплатно, так что на агрегированном уровне стоимость денег снижается. Кроме того, возможно, частично начались продажи валюты, в которую ушли рублевые средства в предыдущие месяцы. Если еще учесть, что с начала февраля рубль укрепляется при относительной стабильности золотовалютных резервов, то выходит, что, с одной стороны, российская валюта, скорее всего, оказалась в свободном плавании (то есть ЦБ не проводил интервенций на валютном рынке), а с другой стороны, начал постепенно расти спрос на деньги, хотя, как сказано выше, он восстановился далеко не полностью. Неудивительно, что с начала марта денежная база оставалась относительно стабильной, а в середине апреля даже наметился ее рост. Поскольку финансирование дефицита бюджета пока осуществляется в весьма ограниченном объеме, тогда как счет текущих операций опять стал положительным, вряд ли следует ожидать значимого давления на рубль, и он в ближайшее время, скорее всего, будет стабилен, хотя к концу года было бы желательно его некоторое ослабление для поддержания экономического роста.

На фоне некоторой стабилизации ситуации на финансовых рынках новой темой для дискуссии в российской экономической жизни стала проблема потенциального роста безнадежных кредитов. Некоторые банкиры предположили, что к концу года объем просроченных займов превзойдет 20% их общей суммы. Скорее всего, опасность реализации подобного сценария преувеличена. Хотя у ряда банков, в том числе государственных, которым приходилось кредитовать неэффективные предприятия, трудности действительно могут возникнуть, система в целом, скорее всего, будет вполне способна пережить трудное время. Кроме того, сейчас не вполне понятно, действительно ли заемщики не могут вернуть кредиты банкам, или пока не хотят: дешевые средства из бюджета поступают, ставки овернайт падают – все это открывает возможности для реструктуризации долгов на взаимоприемлемых для кредиторов и заемщиков условиях.

Вследствие того что эффект девальвации скоро должен быть полностью исчерпан, а также на фоне сжавшейся денежной массы инфляция должна замедлиться к середине года и не превышать 1% в месяц, так что в годовом выражении она опустится ниже 10% (впрочем, за предшествующие 12 месяцев она все еще будет выражаться двузначным числом), и ЦБ, возможно, понизит ставки репо и рефинансирования. Замедление роста цен может помочь и с реструктуризацией долгов, поскольку заемщикам и кредиторам в этих условиях будет легче найти тот уровень процентных ставок, на котором можно будет реструктурировать задолженность или получить новые кредиты. Сейчас уровень процентных ставок, которые предлагают заемщикам банки, существенно выше, чем, скажем, год назад, когда кредиты выдавались. Заемщики же отнюдь не склонны реструктурировать кредиты на более жестких условиях.

Хотя в целом получается, что ситуация в экономике сейчас выглядит несколько лучше, чем в конце прошлого года, однако этого мало для того, чтобы выйти на более устойчивую траекторию роста. Принципиально важно, чтобы правительство рассматривало задачу снижения инфляции до 2-3% как приоритетную задачу экономической политики, уже начиная с 2010 года, ибо низкая инфляция означает низкую стоимость заимствований и отсутствие искушения изобретать экзотические схемы субсидирования процентных ставок для различных категорий заемщиков (начиная от покупателей в кредит отечественных автомобилей и заканчивая сельхозпроизводителями).

Низкая инфляция также означает более умеренное повышение реального курса рубля и повышение склонности к сбережениям. Чтобы этого достичь, правительство должно резко ограничить темпы наращивания бюджетных расходов, а лучше даже их сократить. А ЦБ, в свою очередь, должен держать уровень своих процентных ставок выше уровня инфляции с тем, чтобы денежные ресурсы доставались лишь тем, кто может их эффективно использовать.

Евгений Гавриленков, главный экономист ИК "Тройка Диалог", Коммерсантъ-Деньги

 

Последние новости


Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru